Зимних дел мастер

Воздух пахнет морозом и оловом,
Ночь сгустилась под пологом леса.
Ритм чужой, нелюдской кружит голову,
Но тебе в этом танце нет места.

Тени кружатся, тени сплетаются,
И земля отзывается дрожью.
Слышишь? Это зима просыпается.
Чуешь, холод касается кожи?

Стой на месте, не двигайся, глупая!
Не тебе танцевать этой ночью!..
Стужа злая, голодная, лютая
В грудь ворвется и выстудит очи.

Что же ты натворила-наделала!..
Круг замкнулся, и занято место.
Одевайся, красавица, в белое –
Зимний Мастер придет за невестой.
29.01.15

Женщинам на войне

Где-то строчат пулеметы,
Дымом плюются и пламенем.
Просто такая работа –
Из боя вытаскивать раненых.

Ты был сегодня четвертым.
Мне не узнать уже имени.
Низко летят самолеты,
Не дотащу, уж прости меня…

Это так страшно и странно –
Навзничь лежать под ракитами.
Мама, я больше не встану,
Выстрелом в сердце убита я.

Вороны вьются над полем,
Плачет над церковью колокол.
Мама, мне больше не больно.
Мама, мне больше не холодно.

И ничего не осталось –
Лишь фотография в рамочке.
Мама, прости, я старалась.
Я не вернусь к тебе, мамочка…

11.05 – 26.05.15

Стекла едва касаешься губами…

Стекла едва касаешься губами,
И в тихом эхе давних заклинаний
Ты слышишь обещание тепла.
За тонкой гранью хрупкого стекла
О чем поет прирученное пламя?

То нежно шепчет, то рычит и воет,
То плачет, молит выпустить на волю,
Но ты уловкам пламени не верь.
Огонь хитер, как дикий хищный зверь,
Ему не быть покорным и спокойным.

Огонь не просто обмануть словами,
Но девочка с янтарными глазами
Твоей души касается едва,
И сердцу больше не нужны слова,
И утихает бешеное пламя.

И в сновиденьях больше нет угрозы,
И на стекле застыл узор морозный,
Герои возвращаются домой,
И с лиц любимых нежною рукой
Стирают задержавшиеся слезы…

30.09.15

Джейн

Ты не счастлива, Джейн. Мне так больно глядеть на тебя.
Ты грустишь на балах, и читать перестала романы.
Твое нежное сердце так горько ошиблось, любя.
Как теперь излечить ему эту кровавую рану?

Ты не счастлива, Джейн. Ты опять вышиваешь цветы,
Не пытаясь гадать, не ища себе ложной надежды.
Ты сильна. Ты себе не позволишь бесплодной мечты.
И твердишь, улыбаясь, что скоро все будет, как прежде.

На оконные стекла ложится узор декабря.
Ты не плачешь, лишь иней под пальцами медленно тает.
Ты не счастлива, Джейн. Я тихонько молюсь за тебя.
Я не знаю, еще чем помочь тебе. Правда, не знаю…

05 марта 2015 года

Кукла

Я кукла лоскутная – Катя,
С пушистой оранжевой челкой,
С бантами из ниток и в платье
Из мягкого светлого шелка.

Меня сшила мама для дочки,
Повесила ей на кроватку,
Чтоб самою темною ночью
Спалось ей не страшно и сладко.

И я ее сны охраняю,
Как тысячи кукол на свете.
Важнее всего, мы-то знаем,
Чтоб были счастливыми дети.

07.03.2015

К тебе пришло небо

А к тебе пришло небо. И она будет плакать,
Но менять уже поздно, да ты и не сможешь.
Ты выходишь из дома в осеннюю слякоть,
И ручьи по асфальту, как мурашки по коже.

А над городом тучи, а за тучами – солнце,
А за солнцем – хрустальное, колкое небо.
Ты не стал обещать ей, что точно вернешься.
Врать любимым, прощаясь – плохая примета.

Первый-первый, как слышно? Да могло бы и лучше.
И «ни пуха», и «к черту», и ревущее пламя…
Рвешь последние связи. Рвешь свинцовые тучи.
Рвешь звенящую синь ледяными крылами –

И в тебя входит небо…

12.04.2015

Живая вода

Здесь опавшая хвоя щекочет босые ноги,
Здесь мой смех пахнет медом, и вереском, и серебром.
Ветер путает след, впереди лишь одна дорога,
Только шаг друг до друга остался, а дальше – вдвоем.

А живая вода исцеляет любые раны,
Те, что нам нанесла война.
Я смогу напоить тебя,
Я родником твоим стану,
Но не выпей меня до дна…

Солнце плавит смолу, гонит прочь колдовские туманы,
Спи, чужая лоза не сумеет в твой сон прорасти.
Я вплетаюсь в рассвет птичьей трелью, росою медвяной,
Я смогу полюбить, но смогу ли беду отвести?

А живая вода исцеляет любые раны,
Те, что нам нанесла война.
Я смогу напоить тебя,
Я родником твоим стану,
Но не выпей меня до дна…

А живая вода исцеляет любые раны,
Те, что нам нанесла война.
Мне ли радостью быть тебе,
Я ли бедою стану?
Я себя осушу до дна,
Я отдам себя всю, до дна…

16.10.2015

А ты опасен, а я – не верю…

А ты опасен, а я – не верю.
Качнутся ветви, замерзнет время,
Пятном кровавым на шкуре серой
Я выйду в сумрак тропою зверя.

Плащ алым шелком шуршит по листьям,
Деревья тянут, как руки, ветви.
Неслышным шагом, походкой лисьей
Иду сквозь лес, сквозь осенний ветер.

И шкура тихо у ног ложится,
И шелк скользит, обнажая плечи.
Кто я с тобою – не зверь, не птица…
Мы оба – в облике человечьем.

Клыки по коже, и бьется сердце
И вздох – до боли, но полной грудью.
И нам уже никуда не деться,
Но мы – не люди. И будь что будет…

29.12.2015