Солнышко

Альке пять. У нее светлые кудряшки, платье в ромашках и огромные синие глаза. Она любит солнечных зайчиков, радугу после дождя, а ещё – поднять к небу ладошки и смотреть, как солнце сквозь пальцы светится алым. Мама называет ее «мое солнышко» и улыбается.
Когда Альку спрашивают, кем она хочет стать, когда вырастет, Алька уверенно отвечает: «Солнышком!»

***

Альке пятнадцать. У нее коса до пояса, рваные джинсы и забитый учебниками рюкзак. Физика дается плохо, и Алька через день ходит к репетитору, упрямо разбирая формулы и задачи. С математикой получше, физподготовка – хорошо, английский и немецкий – отлично. Мама вздыхает – в переводчики бы, такой талант пропадает!

Алька любит встречать рассвет на крышах, искать радугу в фонтанах, смотреть, как солнечные лучи прошивают кроны деревьев, подсвечивая зеленый лесной сумрак, а больше всего – закрывать глаза и подставлять лицо теплым солнечным лучам на закате.

Когда Альку спрашивают, кем она хочет стать, она, не задумываясь, отвечает: «Космонавтом!» Щурится в ответ на недоверчивые улыбки и поясняет: «К солнцу хочу полететь, узнать – как там?»

***

Альке тридцать пять.
Хотя Алькой ее почти никто и не зовет: Александра Павловна или вовсе – «капитан». У нее короткая стрижка, серебристый скафандр и пятеро балбесов в подчинении. А ещё – «Стриж», новейший разведывательный модуль, и много-много световых лет от Земли, и исследовательская миссия к далекому «красному карлику», у которого обнаружена экзопланета земного типа. Зонды нашли там воду и каких-то мелких существ, напоминающих земных насекомых, и Толик, корабельный биолог, все уши прожужжал о том, что нужно непременно подлететь поближе, направить дополнительные зонды, а может, и высадиться.

«Капитан, это же сенсация! Вы не представляете!»
Она представляла. Потому и согласилась – не высадиться, но вывести «Стрижа» на низкую орбиту. Сделать виток-другой, нащелкать дополнительных снимков, запустить («да ладно, ладно, уговорил!») последний одноразовый зонд…

Читать далее

Проблемы дрессировки

Ручной дракон – это, разумеется, круто.
Пока не заведешь его себе.

Нет, плюсы, конечно, тоже есть. Например, можно почувствовать себя героиней древней легенды или, наоборот, современного фильма – как же, прекрасная дева с драконом на плече! Причем любоваться все интересующиеся будут исключительно издалека – комнатные породы редко бывают огнедышащими, а вот зубы и когти никто не отменял.

Поэтому на работу я теперь хожу пешком, в любую погоду. Вы пробовали впихнуться в маршрутку с драконом? Не пробуйте. Лучше поберегите нервы – и свои, и окружающих, и драконьи тоже.

Да-да, у драконов тоже нервы. И исключительно нежные – первые пару недель питомца следует всюду носить с собой, чтоб не грустил в одиночестве и привыкал к хозяйке. Все последующие недели тоже – потому что уже привык и теперь от одиночества грустит вдвое сильнее. Да, если что, передарить его кому-нибудь другому уже не выйдет.

Прививок ему нужна куча. От сквозняков беречь. От жары тоже. Часто не купать. Корма только определенных фирм, на курицу аллергия, от свинины запор, от молочного понос. Кстати, сажать дракона на плечо можно разве что перед зеркалом, ну или на камеру. Потому что, как уже отмечалось выше, когти. Причем если сам дракончик крупнее кошки вряд ли вырастет, то когти с кошачьими не сравнить. Если испугается и вцепится – только зашивать. Не блузку, заметьте, – ее проще выкинуть сразу.
Так что если вы вдруг решили завести дракона – подумайте ещё раз.

Читать далее

Чашка пятая

Взрослая Ведьма любит осень.
Осенью проще писать стихи и ловить ветры. Осенью все кажется невесомым, как паутинка, и хрупким, как первый ледок на лужах. Кажется, что грани между мирами истончаются – и можно шагнуть, не глядя, заблудиться и никогда не найти дорогу домой.

Птицы собираются в стаи, и Ведьме порой чудится, что их стало больше. Может, оттого, что с холодами в городе им проще добыть еду. А может, это заблудившиеся в иных мирах возвращаются в родные места в птичьем облике?

Осенью время становится прозрачным, хрустальным и колким и со дна памяти можно вытащить самые давние воспоминания.
Мимо проходят школьники, торопящиеся на уроки, и Маленькая Ведьма тревожно хмурится. Взрослая Ведьма пожимает плечами и покупает в ближайшем магазине большую шоколадку – грустные воспоминания непременно нужно подсластить.

– А помнишь?.. – говорит она с улыбкой, и Маленькая Ведьма тоже улыбается. Конечно, она помнит и белые банты, и уроки рисования, и того мальчика – как там его звали?.. Мальчик давно вырос и, кажется, даже женился – но там, в звенящих глубинах памяти, он навсегда останется Тем Самым Мальчиком, который дергал ведьму за косички и получал за это книжкой по макушке.

Воспоминания о первой детской любви тоже похожи на осень – звенящие и искристые, как льдинки, быстрые и легкие, как облака, терпкие и ароматные, как целый ворох опавшей листвы.
Счастливые – и немного горькие.

Ведьма улыбается и вспоминает.
А горечь всегда можно заесть шоколадом.

Иллюстрация — Ольга Елхова

Озвучка — Максим Рязанов

Чашка четвертая

Маленькая Ведьма обожает дождь.

В такие дни нужно смотреть на город очень внимательно – всегда есть шанс увидеть что-то необычное. Маленькая Ведьма любопытно выглядывает из-под зонта и всматривается в прохожих.

Вот, например, впереди идет парень. Обычный такой – куртка, джинсы, кроссовки. Маленькая Ведьма восторженно ахает – подошвы кроссовок оставляют на мокром асфальте сухие следы. Вода, попадая на них, шипит и пузырится, но через секунду след пропадает. Парень ненароком наступает в лужу, лужа вскипает, но кто, скажите на милость, будет считать пузырьки в лужах?

Маленькая Ведьма улыбается и пытается угадать – дракон? Голем? А может, другое невероятное существо, о котором еще никто никогда не слышал?

Существо сворачивает на перекрестке. Маленькая Ведьма смотрит на город.

Город снимает маски и умывается дождем.

Вон у того мужчины слишком уж глубокий капюшон, и глаза из-под него поблескивают алым. Вампирам тоже иногда хочется погулять днем.

Девушки в коротких юбках и на высоченных каблуках в панике прячутся под крышу автобусной остановки и тут же принимаются поправлять испорченный макияж. Интересно, что там, под слоем косметики и слабенькой иллюзией? Чешуя? Перья?

А вон той даме дождь нравится – идет без зонта, улыбается, жмурится, когда капли попадают в глаза, взмахивает мокрыми ресницами. Маленькой Ведьме чудится, что вместо ресниц у дамы настоящие рыбьи плавники, но присмотреться не удается – подкатившая маршрутка с разгона влетает колесом в лужу, брызги летят веером, столпившиеся на остановке люди (и нелюди) дружно шарахаются в стороны и принимаются ругаться.

Дама с плавниками фыркает и ныряет в салон, словно русалка в омут.

Взрослая Ведьма отряхивает мокрый подол и мрачно глядит вслед маршрутке. Очень хочется бросить вслед проклятие на спущенное колесо, но у нахала полный салон пассажиров.
– Мерзкая погода, – шипит себе под нос Взрослая Ведьма. – Ненавижу дождь!
– Ты просто боишься, что дождь смоет и твою маску, – говорит Маленькая Ведьма. – И тогда все увидят меня.

Взрослая Ведьма опускает зонт ниже, чтобы не видеть города, и молчит.

Маленькая Ведьма хитро улыбается.

Никогда не знаешь, какую маску дождь смоет с тебя.

Иллюстрация — Ольга Елхова

Озвучка — Максим Рязанов

Чашка третья

Иногда у Взрослой Ведьмы бывает отпуск.
Утро, когда не нужно вскакивать, вливать в себя кофе и нестись на работу, прекрасно само по себе, но есть вещи, ради которых стоит в понедельник выйти из дома пораньше.

Когда не нужно спешить, можно позволить себе роскошь сделать паузу, выйти ненадолго из системы и взглянуть на механизм города со стороны. Ведьма идет по улице, медленно и спокойно, вслушиваясь в стук собственных каблуков, и ловит ритм городского утра.

Вот мимо прогрохотал трамвай, унося в сторону центра полный вагон нервничающих, спешащих людей. Ведьма слышит, как бьются их сердца, крошечные и быстрые в сравнении с сердцем города, и думает, что трамвайные пути похожи на пронизывающие город кровеносные сосуды. И сердце города бьется как раз в центре трамвайного кольца – разве это может быть совпадением?

Люди собираются у светофора, как вода у плотины. Стоит загореться зеленому, как плотину прорывает, туфли, кроссовки, строгие ботинки и модные сапожки стучат по асфальту, торопясь преодолеть шлюз пешеходного перехода. Ведьма идет в толпе и слышит, как щелкает механизм, отсчитывающий секунды, – вот сейчас снова загорится красный, и людская волна разобьется о тротуар, разделится на ручейки…
Деревья и фонарные столбы отбрасывают длинные тени, и можно, устроившись на скамейке у фонтана, наблюдать, как эти тени ползут по земле – минута за минутой, как стрелки множества солнечных часов.

– Тик-так, тик-так, – напевает Маленькая Ведьма. Она, конечно, знает, что солнечные часы тикать не умеют, – и именно поэтому тикает вместо них, и отбивает ритм города носком туфли по асфальту.
Стук-пауза, стук-пауза, тик-так…

Город дышит, пульсирует, живет. Город звенит, щелкает, работает. Шуршат шины, рычат моторы, гудят станки, стучат клавиши, звенят телефоны, звучат голоса – то тише, то громче, с раннего утра и до позднего вечера…

А потом наступает ночь – и с ней приходит тишина.
Весь дом давно спит. Город тоже почти заснул, лишь издалека доносится шум заводов, гул автомобилей, и шаги редких прохожих за окном слышны четко и ясно. Маленькая Ведьма тоже уснула, и Взрослая Ведьма наливает чай, садится на подоконник и слушает тишину – в городе и в себе.

Каждой мелодии нужны паузы.
Каждому механизму нужен отдых.
Каждой ведьме – тоже.

Иллюстрация — Ольга Елхова

Озвучка — Максим Рязанов

Встретимся на Земле

– Петровна! Да сколько ж раз говорить! Ну кому я на прошлой неделе баллон смазки выдал, а? Новая формула, только прислали! Что ж ты творишь?!

Боевой робот, возвышавшийся над старшим механиком, как гора, таки явившаяся на прием к Магомеду, скрипуче повел плечами и отозвался визгливым старушечьим голоском:
– Да ты мне поговори ишшо! Все вы умные, образованные, а мы всю жисть подсолнечным маслом смазывали, и ничо! Живее всех живых! А в смазке твоей нанороботы дохлые плавають!

Василий Михайлович только руками развел. Что хочешь, то и делай с упрямой бабкой! Механик уже отчаялся объяснить, что на подсолнечном масле, которым старейшая обитательница базы повадилась смазывать механические ноги, плодятся вредные бактерии и вот из-за них-то суставы то и дело клинит. Но нет, Петровна отчего-то была свято убеждена, что от окончательной поломки ее спасут лишь проверенные дедовские, то есть – бабовские методы, а никак не одобренная штабом наносмазка.

Робот переступил с ноги на ногу, и опытный взгляд механика определил – левое колено. Чудо, что скандалистка вообще дошкандыбала до мастерской, а не грохнулась где-нибудь по дороге!
– Ох, смотри, Петровна, спишут тебя обратно на Землю! – проворчал Михалыч, надевая перчатки. Он прекрасно знал, что там бабка достала всех ещё полвека назад и забирать ее до конца службы никто не решится. Но можно же помечтать…

– Ты чини давай, а не болтай! Как бы самого не отправили, пешочком да по вакууму! – не осталась в долгу вредная старуха. – Напишу начальству, пущай знают, какой тут работничек-механичек! Второй раз за неделю клинит!

Старший механик только вздохнул.
Если смена началась с Петровны – весь день насмарку, примета верная.

Читать далее

Про котиков

Когда Ирка попросила пожить пару недель у нее, чтоб присмотреть за котиками, Макс почти не возражал. Животных он любил не особо, но это не было поводом лишать сестру давней мечты. Романтическое путешествие на двоих в Париж никак не предполагало наличия в багаже зверья, но все Иркины подруги неожиданно оказались ужасно заняты, а самолет – уже вечером…

– Максимка, ну пожа-а-а-алуйста! – сестра молитвенно сложила руки и сделала большие глаза, как у знаменитого кота из мультика. – Бася очень приличный кот, хороший, ласковый, к лотку приучен, не царапается…
– А ещё вышивать умеет, и на машинке тоже?.. – передразнил Макс и потянулся почесать приличного кота за ухом. Зверь, крупный, рыжий, лениво приоткрыл глаз, принюхался и повернул морду, подставляя подбородок – чеши тут, человек! – И где, кстати, второй?
– Вторая, – поправил Вовка, Иркин муж. Глянул в окно и вздохнул: – Загуляла опять наша Алиса. Да она сама всегда возвращается, первый этаж, ничего сложного. Форточку на кухне не закрывай только.

Ирка провела для брата быструю экскурсию по квартире – лотки тут, миски здесь, корм в полке… Ребята переехали в новую квартиру всего пару недель назад, на удачно подвернувшуюся покупку наложилась такая же удачная горящая путевка, переезжать пришлось быстро, в перерывах оформляя документы, и, судя по грудам неразобранных вещей и нервному Иркиному взгляду, отдых ей был совершенно точно необходим.

Впрочем, у Макса была и своя корысть – близился диплом, и возможность пожить пару недель отдельно от родителей была как нельзя кстати. Выслушав заверения сестры в вечной любви и стребовав обещание привезти магнитик с Эйфелевой башней, Макс проводил хозяев квартиры и остался наедине с подопечным.

– Ну что, приличный кот, подружимся? – весело окликнул он, когда Бася – вернее, Бастиан – соизволил проснуться и выйти из комнаты.
Зверь поднял голову и посмотрел на Макса. Взгляд у него был таким задумчивым и серьезным, что парню стало слегка не по себе. Казалось, вот-вот откроет рот и скажет…
– Мр-р-ря, – сказал кот. Подошел ближе, потерся о штанину пушистым боком, снова требовательно мяукнул и направился в сторону кухни.
Макс тряхнул головой и пошел следом. Кот как кот, нечего выдумывать.

Читать далее

Чашка вторая

У всякой уважающей себя ведьмы должны быть длинные волосы.
– Это волшебно, – строго говорит Маленькая Ведьма. – Длинные волосы накапливают силу и делают женщину привлекательной! У всех сказочных принцесс длинные волосы!
– Я не принцесса, – ворчит Взрослая Ведьма утром, пытаясь заплести и уложить косы за пять минут, чтоб не опоздать на работу. – Вот возьму и сделаю короткую стрижку!

Маленькая Ведьма возмущенно ахает. Взрослая Ведьма вздыхает и закрепляет косы шпильками.

– Какая ты сегодня красивая! – восхищается муж и целует жену в щеку. Взрослая Ведьма глядит в зеркало и ловит победную улыбку Маленькой Ведьмы.

Вечером Взрослая Ведьма расплетет косы и станет заговоренным гребешком вычесывать из волос злые мысли, чужие взгляды, заблудившихся солнечных зайчиков и даже крошечный юный ветерок, прячущийся в темных прядях, словно в листве дерева, – он тут же улетит в открытое окно, оставив на ладонях Ведьмы запах луговых трав.

Запах этот вместе с солнечными зайчиками Ведьма потом вплетет в ловец снов и подарит знакомому поэту, который мается бессонницей и почти перестал писать стихи.

А утром Взрослая Ведьма снова будет бегом собираться на работу и мечтать о короткой стрижке.

Иллюстрация — Ольга Елхова

Озвучка — Максим Рязанов

Чашка первая

Взрослая Ведьма выросла так давно, что почти никто и не помнит ее маленькой.

У нее уже есть свои дети, муж, кот и дом. Она ходит на работу, варит зелья, ловит сны и плетет обереги, которые всегда помогают людям – правда, не всегда так, как им самим хочется. Она может вылечить сломанное крыло маленькому городскому ветру, похитить аромат первого бутона, раскрывшегося майской ночью на розовом кусте, поймать падающую звезду – и не обжечь ладоней.

Взрослая Ведьма знает, что мир состоит из чудес, и прячет маленькую себя в самом потаенном уголке сердца, чтобы всегда помнить об этом.

Если Взрослой Ведьме грустно, она заваривает волшебный чай, обнимает себя за плечи и рассказывает удивительную сказку. Тогда Маленькая Ведьма перестает плакать.

Когда Взрослая Ведьма смотрится в старое бабушкино зеркало, Маленькая Ведьма улыбается и подмигивает.

Иллюстрация — Ольга Елхова

Озвучка — Максим Рязанов

Договор

– …В суде Октябрьского района рассматривается дело о признании недействительным договора купли-продажи от тринадцатого октября…

Состав суда, отводов не заявлено, полномочия представителей… Протягиваю копию доверенности с паспортом секретарю. Девочка лет двадцати в джинсах и белой блузке сосредоточенно вбивает данные в протокол. Судья, немолодой, полноватый, в очках, задумчиво листает дело.

– Слово предоставляется представителю истца.
Встаю. Дела об оспаривании договоров купли-продажи я веду давно, правда, с таким товаром пока не сталкивалась. Ну да не зря же я юрист с тринадцатилетней практикой.

– …В материалах дела имеется копия справки медучреждения от четырнадцатого октября, согласно которой на момент заключения вышеуказанного договора Степанов Виктор Иванович находится в состоянии аффекта вследствие психологической травмы, вызванной…

Жена мужика бросила, ушла с лучшим другом. Ребенка забрала, запретила с отцом видеться, стерва. Но по поводу жены у нас заседание на следующей неделе, разберемся.

– …Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими…

Конечно, критиковать клиентов – последнее дело, тем более, что вот такие пьющие потом неплохую статистику делают. Но вообще, это ж надо было так напиться, чтоб не соображать, что творишь!

Читать далее