Я буду ждать

Тьярри восемнадцать. Тьярри – странная.

Рейл, ее парень, погиб полгода назад. С тех пор Тьярри почти ни с кем не общается, в аудиториях усаживается на последнюю парту, в столовой выбирает самый дальний и неудобный столик. Сокурсники глядят с сочувствием и опаской, и стараются ее не трогать, а если уж непременно нужно заговорить, с ней или о ней, понижают голос, словно в комнате смертельно больного.

Тьярри разговаривает сама с собой, смеется, иногда спорит. Она носит черное и не любит выходить на солнце. Она заплетает волосы в затейливые косы и носит на обеих руках браслеты – много-много, от запястья до локтя. Она не ходит на студенческие вечеринки, не общается с прежними подругами – и новых не заводит, пропускает никак не меньше трети лекций, но сдает экзамены с неизменным успехом, и эта последняя странность вызывает еще больше недоумения, чем все прочие.

Тьярри плевать на то, что думают окружающие.

Тьярри – медиум.

Читать далее

Про рыцарские турниры и волю сюзерена

В бело-сине-красном шатре королевских рыцарей царило оживление. Шутка ли – четвертьфинал международного турнира! Еще месяц назад в это никто бы не поверил, а вот поди ж ты – выбились, справились, еще немного напрячься осталось – и в полуфинале!

Основное боевое время закончилось с равным количеством очков у обеих команд. По два полных нокаута с обеих сторон, ну и по мелочи – несколько переломов, синяки в ассортименте. Отрядные лекари, ворча, приводили пострадавших в чувство, оруженосцы наскоро поправляли доспехи и полировали запасные мечи, а те, кому предстояло снова выходить на поле через десять минут, с нервными усмешками переглядывались и обменивались ничего не значащими шутками. Но у каждого в сердце крепла уверенность – сможем. Сделаем. Победим.

Полог шатра хлопнул, словно от ветра, и внутрь вошел старший наставник. Рыцари уважительно притихли – лицо наставника было мрачным и недовольным. Он оглядел собравшихся, вздохнул и начал:

– Значит так, парни. Бой был отличный, все молодцы. С такими данными вы можете стать чемпионами, серьезно. Я вами горжусь, очень… – молоденький оруженосец в задних рядах, не сдержавшись, шмыгнул носом, наставник оборвал себя и устало потер переносицу.
– Но?.. – подсказал кто-то из рыцарей, когда пауза затянулась.
– Но если мы победим – нам объявят войну.

Читать далее

Во веки веков

Я не хотела, поверь мне, ни слуг, ни друзей,
Ни невесомых кошачьих шагов у двери.
Я пожелала быть чьей-то – возможно, твоей.
Милый, ты хочешь тепла? Приходи – и бери.

Я разжигаю огонь, я творю колдовство,
Угольной пылью узоры черчу на камнях.
Ловчие сети из нежных улыбок и слов
Ждут тебя, милый. Иди же. Не бойся меня.

Дикая тварь, ты вошел в мой приветливый дом,
Будь теперь рядом со мною – во веки веков.
Я напою тебя сладким, как мед, молоком,
Я разожгу для тебя девять сотен костров.

Я приручаю тебя. Я умею, гляди –
Конь у дверей, пес доверчиво лижет ладонь.
Только лишь дикое сердце, что бьется в груди,
Не очаруют ни ласка, ни кровь, ни огонь.

Дикая кошка гуляет сама по себе
Там, где поет по ночам первобытная тьма.
В чем я ошиблась, зачем привязалась к тебе?
Сердце зачем отдала в твои руки – сама?

Щурятся вновь золотые кошачьи глаза,
Шорох шагов еле слышен в ночной тишине.
Плачут, зовут, умоляют вернуться назад –
Милый, мне страшно. Мой лес не забыл обо мне.

Милый, мне холодно. Жаркое пламя костров
Больше не греет, и сил не дает ворожба.
Так обними, и отныне – во веки веков, –
Прятаться стану в объятьях твоих – от себя.

17.06.2018