Я верю

Я умерла. Только что. В семьдесят восьмой раз.

Первые двадцать раз я, кажется, кричала… не помню. Почти ничего не помню, но кричать уже не могу, в ушах стоит грохот канонады, запах пороха обжигает горло. Пальцы перебирают четки, оставшиеся на нитке бусины липкие от крови, и, кажется, пульсируют. Не могу думать ни о чем, не могу открыть глаза, почти не могу дышать – едкий, химический дым каждый вдох превращает в пытку.

Но ты рядом. Ты прижимаешь меня крепче и тащишь дальше, сквозь ободранный взрывами лес, шепчешь, что все будет хорошо, и просишь потерпеть, ведь нас найдут, нас обязательно вытащат, только нужно продержаться еще немножко…

И я верю. Я послушно собираю себя из осколков, складываю, краешек к краешку, трещинку к трещинке, я чувствую тепло твоих рук и заставляю себя дышать – потому что ты попросил.

Двадцать две бусины дрожат в пальцах в такт биению моего сердца.

Я помню, что скоро снова умру.

Но я всегда тебе верила.

Читать далее

Департамент лицензирования драконоборцев. Подарочки

Мне подарили дракона.

Ну, то есть шефу подарили, на юбилей, министерские решили проявить оригинальность – мол, бывший драконоборец, ностальгия, все дела…

Не учли одного – у жены шефа на драконов аллергия. Он и из драконоборцев-то ушел в свое время именно поэтому. Кому ж понравится, когда приходишь домой с работы, а любящая супруга, вместо того, чтоб обнять, шарахается в сторону, зажимает нос и вопит, чтоб шел в душ немедленно?

Так вот, ностальгия ностальгией, но вышло как в мультике про кота. Супруга встала в позу, мол, раз тебе этот дракон так нравится, выбирай – или он, или я. Шеф, разумеется, выбрал жену, в его возрасте резкие перемены в личной жизни для здоровья вредны. А дракона приволок на работу.

Поставил мне на стол, в террариуме, как полагается, и говорит, ты, мол, Екатерина, девушка одинокая, а это неправильно. Девушкам непременно нужно о ком-то заботиться, чтоб не зачерстветь душой и не растерять свою природную нежность и доброту. И террариум ко мне по столу пододвигает.

Вот интересно, где ж он у меня нежность и доброту нашел, да еще и природные?

Читать далее

Департамент лицензирования драконоборцев. Дух кофейного автомата

Годовой отчет — страшная вещь. Вроде бы работаешь, работаешь, хочешь вывести результаты работы в красивую табличку, на радость высокому начальству, мол, выдано лицензий столько-то, отказов — столько-то, жалоб — столько-то. А чертова программа большими красными буквами пишет поперек формы “Ошибка!” и чуть ли не фиги крутит, злорадно хихикая.

Может, кстати, и крутит. С тех пор, как в технический отдел Министерства по делам сверхъестественного начали принимать мелких духов в рамках программы социализации, я уже ни в чем не уверена. Разве что в том, что все данные придется пересчитывать вручную.

На часах — половина восьмого. Все нормальные люди давным давно дома, только мы с шефом сидим и пытаемся разобраться, что не нравится программе на этот раз. И кто это только придумал, обновлять базу перед сдачей отчета…

Шеф выходит из кабинета, вздыхает, снимает очки и трет переносицу. Катенька, говорит, сделай кофейку, пожалуйста. Жалобно так говорит, и смотрит грустно, хочешь не хочешь, а придется идти. Чего только не сделаешь для любимого начальства…

Киваю и встаю. Начальство уходит обратно в кабинет воевать с отчетом, с таким видом, будто на битву с трехголовым змеем идет. Провожаю его взглядом, тоже вздыхаю. Ладно, Катерина, собралась — и на амбразуру.

Читать далее

Свети

Древний свет в пути миллиарды лет,
Не смотри на звёзды – их больше нет.
Никому не выдать, не рассказать.
Не смотри на солнце – сожжёшь глаза.

Не смотри, не слушай, не говори –
Это шепчет ночь, что живёт внутри.
Сколько капель света в твоей крови?
Не дыши. Не дёргайся. Не живи.

А потом – затмение, взрыв, пожар,
Слово режет сердце верней ножа.
Так танцуй со словом, играй, кричи!
Не молчи же, искорка. Не молчи.

Пусть слова – как колокол, как прибой,
Пусть играют, пляшут, зовут с собой,
Пусть из ран на сердце растут цветы.
Солнца нет, значит, солнце сегодня – ты.

Пусть темно и страшно – а ты иди,
Искры ввысь летят из дыры в груди,
Чтобы в небе звёздами прорасти.
Ничего не бойся. Свети. Свети.

11.05.2018

Про разрывы и монстров

Небольшая лекция про то, с чем сталкиваются оперативные группы на боевых выездах.

Во-первых, это повышение фонового излучения. Нормальный уровень – две-три единицы, обычное излучение магической жилы. В зависимости от местности оно может как снижаться почти в ноль, так и повышаться аж до четырех с лишним на границе с Дикими землями. А вот скачкообразное повышение фона до шести-семи единиц – верный признак готовящегося разрыва, и именно его фиксруют датчики, запускающие магическую тревогу.

Повышение уровня излучения вредно сказывается на здоровье, начинаются проблемы со зрением, ориентацией в пространстве и все такое. Еще начинают расти “цветы” – синие, белые и розовые, простейшие из энергетических паразитов. Их спорам для прорастания даже не нужен разрыв, а вот обжечь они могут неплохо, поэтому людей как можно скорее эвакуируют.

Впрочем, если на этом этапе обработать место, где сработала тревога, нейтрализатором из баллона, то в половине случаев никакого разрыва и не случится, а приехавшей оперативной группе останется лишь составить протокол и прочесть лекцию по технике безопасности.

Фон в семь единиц свидетельствует о том, что разрыв открылся, и тут уж как повезет. Они классифицируются по уровням в зависимости от размера и скорости роста.

Разрывы первого уровня чаще открываются за городом, где фоновое излучение ниже. Из них редко лезет что-то серьезное, и большая часть микроразрывов благополучно закрывается без вмешательства магобезопасности, что очень хорошо – на все леса Империи датчиков не напасешься, а оперативников тем более. Увы, закрываются не все и не сразу, так что время от времени приходится зачищать местность от мелких паразитов, типа летучих гребешков или черной плесени.

Читать далее

Еще про работу и немного про хобби

Есть в моей работе и еще один плюс, за который я ее люблю. Это силовые плетения.

Энергетические сферы можно использовать по-разному, но на мой профессиональный взгляд, к истинной магии ближе всего именно плетения. Конечно, создать силовой узор голыми руками может только инициированный (и хорошо обученный) маг. Сферотехникам же для этого требуется материальный носитель, шаблон, в роли которого выступает ключ-матрица.

Читать далее

О проблемах трудоустройства в сказочном средневековье

Ох, да кой же черт меня дернул пойти в рыцари?!

Престижная, говорили, работа. Совершай себе подвиги, береги венценосную персону от всяких там разных. Менестрель придворный, говорили, песни про тебя петь станет, сказки складывать. Девки, говорили, рыцарей любят, а если повезет, и принцессе можешь приглянуться. Да и платит король, говорили, золотом…

Да лучше б я менестрелем стал, чесслово!

Рыцари… Рыцарей у короля – пруд пруди, чуть зазеваешься, сразу и заменят. Нет у нас незаменимых. Среди рыцарей так точно нет, расходный мы материал. Ну ладно еще, разбойников ловить, или там, монстров – от подвигов хоть польза есть. А у опочивальни на страже стоять, когда Их Величество с бодуна?! Чуть не так вздохнул, чуть не так глянул – и пинком под зад из дворца! И хорошо, если с полным комплектом конечностей.

Девкам рыцари тоже не особо. На кой тебе, спрашивается, муж, который с работы может вернуться без ноги, или без руки? Хорошо, если вообще вернулся. Принцесса – та даже не глянула ни разу, мы для нее так, сродни мебели. А чтоб целоваться, на балконе да под луной, так для того у нее заезжий менестрель. И главное, чтоб батюшка не заметил, а что тут какие-то доспехи стоят – ну да мало ли, дизайн такой.

Менестрель этот – скотина вообще. Песни пел, да. Про любовь, страдания и все такое. Задурил принцессе голову, она с ним и сбежала. Ну так я-то при чем?! Я ж на посту стоял, у ворот, и по уставу – ни шагу в сторону, а они – в окно да через стену… Ори, не ори, не стрелять же в королевскую дочь! Пока хоть кто-то спохватился, их и след простыл. А над нами весь город уже неделю ржет и песенки поет – мол, такая-сякая, сбежала из дворца, а охрана прозевала. На что угодно готов спорить – этот гад песенки и сочиняет.

Читать далее

Поговори со мной

Поговори со мной о тишине –
Как бьется сердце, как тревожен вздох.
Есть много тех, кому твоя любовь
Нужна, как воздух, и нужней, чем мне…
Поговори со мной о тишине.

В закатном блеске догоревший день
Как зверь, и насторожен, и пуглив.
Взмах крыльев легок и нетороплив,
На белых перьях кружевная тень.
В закатном блеске догорает день.

Поговори со мной о темноте.
Не о ночной – не ночи мне страшны.
Меня пугают собственные сны
И мрак в душе, что не дает взлететь.
Поговори со мной о темноте.

Дай силы, чтоб развеять эту тьму,
Дай выстрадать и выплакать ее,
Очистить сердце глупое мое,
Что до сих пор не верит никому.
Дай силы. Я хочу развеять тьму.

И в танце белых перьев и теней,
В тиши вечерней, на исходе дня,
От злой тоски крылом укрой меня,
Поговори со мною обо мне.
Поговори со мною обо мне…

29.04.2018

Про пироги и дружбу

– Выйдет.
– Не выйдет.
– Выйдет!
– Не выйдет!
– Да почему не выйдет-то? – Ильнар сердито хлопнул ладонью по раскрытой книге, которую изучал вместе с напарником. Фин аккуратно вытащил книгу из-под руки друга и стряхнул со страницы несуществующие пылинки.
– А потому, что это не наш профиль. И в университете нас этому не учили.
– Так никогда не поздно научиться самостоятельно!
– К тому же, – Фин сделал вид, что не услышал последней реплики, – эта штука внушает мне большие опасения. Она на вид старше меня, ты уверен, что это не опасно?

Читать далее