Тропа между мирами. Сказка моя

Анна печатает быстро. Тра-та-та-та-та, стучат клавиши, черные буковки на белом фоне, черные пули в белом снегу, очередью навылет – и с красной строки. Марк заглядывает ей через плечо и смеется – мол, Анка-шаманка, Анка-пулеметчица!
– Пойдем гулять, – просит.

За окном – снег, зима никак не сдается без боя. Снег на дорогах, на деревьях, на проводах, на ботинках Марка – он, как всегда, врывается в ее крошечную квартиру не разуваясь. Стряхивает снежинки с широких рукавов белого свитера и с растрепанных светлых волос, повязывает ей на шею длинный красный шарф из толстых ниток, широкий, теплый, с бахромой, и тянет за концы – ну же, вставай!

– Ты же видишь, я занята.
Марк видит, но его это, кажется, ни капельки не волнует. Встает за спиной, опирается ладонями на стол, почти утыкается носом в ее ключицу и сообщает:
– Духи. Новые.
Анна пожимает плечами:
– Вместе же покупали.
– Но сегодня я их чувствую.

Чувствует – это хорошо. А вчера чай заваривал, осторожно насыпал заварку в старый фарфоровый чайник, добавлял специи по крупинкам – кардамон, гвоздика, имбирь – и жаловался, что совсем забыл, что и как пахнет…

Читать далее

Про друзей. Финеар Котара

С Фином мы познакомились десять лет назад — и не понравились друг другу с первого взгляда. Так уж вышло, что документы в Баонский политехнический университет мы явились подавать в один день, он попытался пролезть в очереди впереди меня, я возмутился, слово за слово… До драки не дошло, но мы друг друга запомнили.

Читать далее

Про мечту

Автор нервничает, пытается писать несколько текстов одновременно и лихорадочно составляет план редактирования черновика. Я стараюсь не путаться под ногами, а то превратит по ходу сюжета в какую-нибудь гадость. Не смертельно – но приятного мало.
– Ильнар!
– А?
– Ты видел, какой там объем?
– Видел.
– Я не справлюсь!
– Справишься.
Объем, конечно, вышел приличный, и это не считая тех сцен, которые придуманы, но не написаны, их еще предстоит вставлять в главы в процессе редактирования. С другой стороны, год назад она боялась не закончить черновик – но ведь закончила. Два года назад она и не представляла, что снова начнет писать – но ведь начала же! Десять лет назад об этой книге даже мыслей не было, был только герой, такой же юный и бестолковый, как и автор. Пятнадцать лет назад…

Читать далее

Про друзей. Элджиас Чеддра

Как я уже писал, друзей у меня трое. Элджиас Чеддра, врач, специалист по травмам магического характера. Финеар Котара, страхующий сферотехник нашей оперативной группы, мой напарник. И Кириан Муэрро, наш с Фином командир, лучший стрелок Управления, гроза и ужас потусторонних тварей… и собственных подчиненных тоже. Немножко.

Если рассказывать обо всех по порядку, то начать стоит с Эла. Познакомились мы лет двадцать назад, мне было восемь, ему – тринадцать. Родители купили загородный дом, и, как выяснилось, ближайшими нашими соседями оказалось семейство Чеддра. Думаю, все представляют, как это бывает – одна семейная пара приглашает в гости другую, детей отправляют в детскую, ой, смотри, какой милый мальчик, вы обязательно должны подружиться… насколько я помню, идея о том, что я кому-то что-то должен, меня весьма возмутила, но Эл всегда умел располагать людей к себе.

Читать далее

Про транспорт и город

Автор смотрит в окошко, пытаясь разглядеть очертания города сквозь ветки дерева, метель и наклеенные на стекло бумажные снежинки. Забавная традиция. Вот моя квартирная хозяйка установила на окна голо-программу, которая выдает на стекла до сотни разных узоров, хоть снежинки, хоть цветочки, хоть вообще вид на тропический лес, белый песок и голубую лагуну. Но меня вид из окна и без того устраивает.

Читать далее

Про энергетические сферы

Энергия, которую можно использовать в магических целях, присутствовала в мире всегда, и присутствует до сих пор — это одна из важнейших составляющих нашей реальности. Древние маги умели собирать ее в себе, в физическом теле и в тонком, и для того, чтобы эту энергию использовать, им не нужны были никакие инструменты и приспособления. И жили себе эти маги долго и счастливо, пока кто-то из них не решил, что естественной энергии, которая сама по себе накапливается в организме, маловато.

Читать далее

Про Неделю Глициний

Глицинии — официальный символ Баоны, даже на гербе есть цветочная гроздь. Они растут по всему городу и с одинаковым упорством оплетают что старинные особняки, что современные многоэтажки. Цветут здешние глицинии, между прочим, круглый год — только с наступлением холодов меняют цвет лепестков с розового и сиреневого на белый. Листья, как и положено, опадают осенью, а вот цветки держатся на ветках до конца весны, когда появляются новые бутоны.

Читать далее

Про Орден Серебряного древа

Этот Орден — самый старый в Империи, и, как ни удивительно, к магии он отношения не имел даже до Катастрофы. Организация эта в первую очередь религиозная, хотя вполне успешно совмещает проведение обрядов с регистрационными функциями — рождение, смерть, заключение брака и все такое.

Читать далее

Про Орден Исцеляющей длани

Если про Орден Карающего пламени я могу наговорить гадостей вполне профессионально, то про Орден Исцеляющей длани я знаю не намного больше, чем любой взятый наугад житель Империи. Основное направление их деятельности очевидно из названия — целительством они занимались задолго до Катастрофы. Медицинское образование в стране целиком в ведении Ордена, и очень многие врачи в нем состоят. Может, состояли бы и все — но мужчин туда не берут принципиально.

Читать далее

Про Орден Карающего пламени

Информации о том, как жили люди до Катастрофы, довольно мало. В основном, это легенды и сказки, а еще — учебники истории. Но кто ж в здравом уме верит официальным учебникам? Разве что те, кто верит разным околонаучным деятелям, вещающих о памяти прошлых жизней, даре предвидения без инициации и вызове древних духов, готовых подробно рассказать о событиях двухсотлетней давности. Разумеется, все это бред — в противном случае к ним давно бы явились в гости люди в черно-красных мантиях. Уж кто-то, а Орден Карающего пламени магию определять умеет, недаром занимается ею уже двести лет.

Читать далее