Песни группы «Аркаим»

У замечательной тульской фолк-рок группы «Аркаим» есть несколько песен, написанных на мои стихи.

Познакомиться с другим творчеством группы можно на сайте Www.arkaim-folk.com

 

 

Фея

 

Мой король

 

Не плачь

 

Мое сердце

 

Князь Владимир

 

Ночи мая

 

Заклинаю

 

Город

Веселая Адель

Самая старая таверна в нашем городе зовется «Веселая Адель». На вывеске ее изображена пышногрудая рыжеволосая красавица, в обеих руках сжимающая по большой кружке эля. И эль здесь, надо сказать, весьма неплох.
Откуда взялось название? Если так уж интересно, зайдите да спросите у рыжего верзилы за стойкой, правду ли говорят, что его прапрабабка на спор перепила великана. И если у хозяина будет хорошее настроение, он поведает вам прелюбопытнейшую историю…
В те давние времена таверна еще носила имя «Великаний угол», а собирались тут все больше рыбаки да охотники. Эль тут и в те далекие времена, сказывают, подавали отменный. А еще больше, чем эль, привлекала внимание гостей красавица Адель, дочка хозяина.
Ей тогда только-только минуло семнадцать весен. Собой была хороша – да не то слово, что хороша, первой красавицей в городе считалась! Стан тонкий, грудь высокая, кудри рыжие до пояса, а уж улыбка!.. Сватались к ней, конечно. Да никто по сердцу девице не пришелся, а папаше и тем более – тому-то хотелось в зятья не охотника, не рыбака, а человека солидного. Только солидным людям-то на кой невеста почти без приданого, пусть даже и раскрасавица? А надо сказать, что после смерти хозяйки, матушки Адели, дела в таверне шли не так чтобы уж очень хорошо. Начали уже и долги потихоньку копиться…
Читать далее

Сплету тебе сон

— Лидка! Спишь, что ли?
Лида поспешно поднимает голову, встряхивает растрепанной челкой — нет, не сплю, как можно! Маргарита Павловна неодобрительно хмурится, выразительным взглядом окидывает стол, нитки, ножницы, горсть бусин, поблескивающих в лучах лампы. Передергивает плечами, велит заканчивать с ерундой — новую партию лекарств сегодня привезли, разобрать нужно. Лида послушно кивает, смахивает бусины и нитки в ящик, прикрывает почти готовый ловец снов журналом и встает.
Ничего, ночь только началась. И осталось-то совсем немного.

Читать далее

По эту сторону границы

В день Середины зимы над Драконьей башней вновь засияли огни.
Этот день считается праздничным. За три дня к башне съезжаются люди — жители города, что раскинулся неподалеку, и деревень, ютящихся на побережье, скотоводы с отдаленных пастбищ и странствующие охотники. В небе играют цветные сполохи — алые, зеленые, синие, вокруг шатров загораются костры, а женщины, надев лучшие наряды, танцуют зимние танцы, веселые, быстрые. И звенят браслеты и ожерелья, развеваются на морозном ветру косы и ленты, и пронзительные голоса скрипок прославляют Хозяйку Зиму.

А в последний, самый короткий день, старейшая из Провидиц называет имя той, что отправится к дракону.

Родная моя… Всего два дня прошло, а кажется, будто целую вечность назад у главного костра прозвучало твое имя. Ты вцепилась в мою руку, так крепко, что пальцы побелели, а дикий зверь, что живет в душе каждого охотника, выл и рычал, пытаясь вырваться из моей груди наружу, раздирая когтями мое сердце.

Но ты не дала ему выйти. Ты всегда была мудрее меня, моя серьезная девочка с ласковой и немного грустной улыбкой. Если бы не твое слово, я бросился бы вперед, и меня убили бы, пристрелили, как бешеного пса. А ты отправилась бы к дракону, чтобы вернуться через год — седой, истощенной, с порезами на руках, с даром ясновидения. Тебя ждало место в Совете Провидиц, власть, почет, уважение.

Но ты плакала всю ночь. А я сидел рядом, обнимал тебя, вдыхая запах твоих волос, такой родной, такой знакомый. Молчал, бестолковый и беспомощный перед твоими слезами.

Читать далее

А главное, пожалуй, одно…

А главное, пожалуй, одно —
Не сорваться.
Не вырваться, не разорваться
И не разорвать свое знамя,
Держать,
Когда хочется взять и сдаться,
Швырнуть — в спину, в стену, в окно,
Бестолковое сердце, оно
Бьется не так и не эдак, снова не-пра-виль-но…
Разбить, изрезать осколками руки,
Рыдать в телефонную трубку,
Думать, что кто-то, где-то,
О тебе
Позаботится, а ты слишком слаба,
И жизнь не твоя, не твоя борьба,
И знамя опять не того цвета,
И хочется лета…
Но приходит зима.

Не нравится? Ты спрашивала сама,
А в каждом вопросе есть половина ответа.
И само по себе победа —
Не сдаться, не спрятаться за чужую усталость,
Стать — для себя, — нужной,
И словно жемчужину
Упорно выращивать радость,
Для девочки, что рыдает где-то внутри.

Ее — себя, — обними за плечи,
А за плечами — фиалковый летний вечер
И в сумерках фонари.

24.11.2017

Департамент лицензирования драконоборцев

Без пяти девять. Подхожу к двери с табличкой «Победоносцев Г.И. Начальник департамента» и слышу, как в приемной надрывно верещит телефон. Вхожу, не успев сбросить пальто, беру трубку.
– Департамент лицензирования драконоборцев, здравствуйте. Номер заявки назовите, пожалуйста. Да, секунду. Рассмотрение назначено на двадцать пятое, на десять тридцать. Не за что, до свидания.

Переодеться, распечатать отчеты для шефа, отнести в кабинет… Звонок, возвращаюсь с полдороги.
– Департамент лицензирования драконоборцев, слушаю вас. Доброе утро. Здесь какое-то недоразумение, конечно, все исправим. Я сейчас же свяжусь с секретарем, и он привезет вам документы. Да, разумеется.
Звоню на внутренний номер секретаря – не берет трубку. Звоню на мобильный – «абонент вне зоны доступа сети». Так, ну достало.

Свериться со списком внутренних номеров, набрать три цифры.
– Девочки, доброе утро, это Катя. Где у нас опять Саша? В какой еще магазин?! Нет, я еще не ругаюсь. Я начну ругаться, если он не перезвонит через пять минут. Время пошло.

Отнести шефу отчеты, напомнить о совещании в министерстве, выслушать недовольное ворчание о том, что у него вагон работы и ни на какое совещание он ехать не хочет.
Ну конечно, а кто поедет? Я, что ли?

Читать далее

Бюро исполнения желаний

Здравствуй, милок, ты… как там его… пришел в Бюро исполнения желаний, да. Чем могу, значитца, помочь? Рыбки тебе? А-а-а, золотая рыбка… дык в декрете она, икру мечет. Давай-давай сюды заявку свою… как это — нет? Я — сотрудник, вишь, надпись на этом… ох, слово мудреное, заграничное… бэйджик, точно. Яга, да, и нынче я твой мен… мин… ме-нед-жер по исполнению желаний, во! Шо значит — помоложе? А в глаз?! Вот то-то, смотри у меня.

Читать далее

Цой

(А мне как-то приснился Виктор Цой. Живой. Я хотела предупредить его об аварии, а мне сказали — нельзя. Нельзя менять прошлое, нельзя нарушать пространственно-временные связи. Я проснулась — и написала это.)

***
А еще иногда мне снится чужая смерть.
Того, чей голос мне помогал учиться летать.
Кто песен, еще не написанных, мог бы спеть
Столько, что всем кукушкам на свете не сосчитать.

Бьюсь в сон, как в стекло, разбиваю ладони в кровь,
Кричу, до потери голоса: “Слышишь, проснись!”
Но синий “Москвич” опять летит по дороге снов
На встречную полосу, наперерез автобусу. В новую жизнь.

Я знаю, что это сон, но пытаюсь вернуться назад,
А водитель устал. Он спит. Он не видит во сне меня.
Ворваться бы ветром, ударить по тормозам!..
Но то, что сбылось, нельзя перекраивать и менять.

А в самый последний миг он открывает глаза,
А в них — перемены, и звезды, и две тысячи лет — война.
И я просыпаюсь в ночи, вскакиваю в слезах
И то, что он не напишет, пытаюсь писать сама.

21.09.2017

Можно, я буду тобой дышать?

Можно, я буду тобой дышать?
Только не спрашивай ни о чем.
Можно — виском на твое плечо?
Можно — в ночи на твою кровать?

Кто я тебе? Не жена, не мать.
В чаше гадальной темна вода.
Если уходишь ты навсегда,
Мне ли глаза твои целовать?

Знаешь, как страшно, когда одна?
Сердце колотится, выдох, вдох.
Скалится, щерится из углов
Липкая, мертвая тишина.

Что нам написано по судьбе?
Хмурится с образа светлый лик.
Я запираю молитвой крик.
На ночь — на вечность, — иду к тебе.

Дура бесстыжая, кто ж еще.
Ты возвращайся. Я буду ждать.
Чтобы до смерти тобой дышать.
Чтобы виском — на твое плечо…

26.01.2018

Как в доброй сказке

– Девушка, уберите собаку! ­­
“Сам ты собака,” – подумала Настя, за ошейник оттаскивая Джока от приглянувшегося ему сугроба. Сугроб неожиданно сверкнул ярко-синими глазами, Настя смахнула с ресниц налипшие снежинки и обнаружила перед собой кошку – белую-белую, пушистую-пушистую. Ясно, почему Джок заинтересовался – он обожает заводить новые знакомства, причем биологический вид потенциального друга ему совершенно неважен. Кошка, ворона, соседский ребенок – какая разница,сенбернары ведь добрые и дружелюбные, все это знают.
Кроме хозяина белой кошки.

– Белка, ты цела? – он подхватил любимицу на руки, словно спасенную от дракона принцессу, бегло осмотрел и повернулся к Насте. – На собак, между прочим, положено надевать намордник, вы в курсе?
Ага, и на некоторых людей тоже надо бы.

Джок, уловив мысли хозяйки, фыркнул, потом вздохнул – кошка была хороша. Наверное, случайно выскочила из квартиры, вряд ли этот тип ее так выгуливает – в тапках на босу ногу, шортах и расстегнутой куртке.

Тип тем временем добежал до подъезда, остановился перед дверью, охлопал карманы, шипяще выругался. Кошка, до тех пор наблюдавшая за Джоком через хозяйское плечо, с любопытством обернулась – что-что сказал?
– Извини, Бель, – вздохнул тип, развернулся и лицом к лицу встретился с Настей и Джоком, которые как раз тоже дошли до двери. Снова вздохнул. Помялся, но решился: – Девушка, а вы… тут живете, да?

Читать далее