Договор

– …В суде Октябрьского района рассматривается дело о признании недействительным договора купли-продажи от тринадцатого октября…

Состав суда, отводов не заявлено, полномочия представителей… Протягиваю копию доверенности с паспортом секретарю. Девочка лет двадцати в джинсах и белой блузке сосредоточенно вбивает данные в протокол. Судья, немолодой, полноватый, в очках, задумчиво листает дело.

– Слово предоставляется представителю истца.
Встаю. Дела об оспаривании договоров купли-продажи я веду давно, правда, с таким товаром пока не сталкивалась. Ну да не зря же я юрист с тринадцатилетней практикой.

– …В материалах дела имеется копия справки медучреждения от четырнадцатого октября, согласно которой на момент заключения вышеуказанного договора Степанов Виктор Иванович находится в состоянии аффекта вследствие психологической травмы, вызванной…

Жена мужика бросила, ушла с лучшим другом. Ребенка забрала, запретила с отцом видеться, стерва. Но по поводу жены у нас заседание на следующей неделе, разберемся.

– …Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими…

Конечно, критиковать клиентов – последнее дело, тем более, что вот такие пьющие потом неплохую статистику делают. Но вообще, это ж надо было так напиться, чтоб не соображать, что творишь!

– Кроме того, исходя из судебной практики по аналогичным делам, можно сделать вывод…

Представитель ответчика выразительно кашляет. Ну да, по таким договорам практики пока нет. Но будет.

– Прошу признать договор недействительным, как не соответствующий нормам действующего законодательства, а также взыскать с ответчика в пользу истца судебные расходы, включая сумму уплаченной государственной пошлины и расходы на оплату услуг представителя по договору…

Представитель ответчика кривится и нервным жестом поглаживает ухоженную бородку. Возражать он, конечно, будет, положение обязывает. Но отзыв его я изучила, ничего интересного там нет, и вряд ли он придумал, что можно туда добавить.

Его, впрочем, тоже понять можно. Столько лет, а то и веков, заключали договоры по стандартному проекту, и не читал же их небось никто, не тот документ, в котором можно возражать. А вот поди ж ты, наткнулся на этого Степанова, а тот протрезвел, ужаснулся – и ко мне.

Судья внимательно слушает, кивает, задает вопросы. Лицо профессионально непроницаемое, пока резолютивную часть решения не зачитает, и не догадаешься, о чем думал. Но в этом случае я в себе уверена. Ответчик, правда, специфический, может и взятку предложить, и еще чего…

Суд уходит в совещательную комнату. Мой оппонент неприкрыто нервничает, то теребит воротник атласной черной рубашки, то крутит массивный перстень на правой руке. Мрачно на меня поглядывает, но пока молчит. Ловлю его взгляд, вежливо улыбаюсь. Глаза – черные-черные, аж жуть берет, так рука и тянется перекреститься, как бабушка учила. Но это будет непрофессионально. Он отворачивается, а я тихонько вздыхаю. Нервное дело, непривычное. Но нервы я с собой на работу предпочитаю не брать.

Судья возвращается. Вот, сейчас…
– Руководствуясь статьями… Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд решил… Исковые требования удовлетворить полностью. Признать недействительным договор купли-продажи номер…

Мой клиент шумно выдыхает. Представитель ответчика тихонько матерится себе под нос. Делаю вид, что не слышу.

– …Может быть обжаловано в суд апелляционной инстанции…
Может. Но это вряд ли.

Выходим из зала заседаний, клиент тут же радостно кому-то звонит. Сегодня дел больше нет, можно расслабиться.
– Татьяна Сергеевна!

Нет, расслабляться рано. Оборачиваюсь. Представитель ответчика одаривает меня кривоватой улыбкой:
– А вы отважная женщина. И неглупая. Я и не думал, что кто-то решится…
– Буду считать это комплиментом.
– Разумеется, это он и есть. Однако… – он умолкает и взмахивает зажатым в руке злосчастным договором. – Теперь мне придется как-то объясняться с начальством, и оно точно будет недовольно.

Смотрит в упор, больше не улыбается. Хочешь напугать? Ха. Смотрю в ответ, городской прокурор этого моего взгляда очень не любит. Ага, а этот, оказывается, послабей прокурора будет. Отвел взгляд, вздыхает, стряхивает пылинку с черного блестящего рукава. Прячет договор в портфель, тоже блестящий и черный.
– Хотите совет, Арнольд Арчибальдович? Бесплатно? – он недоверчиво поднимает брови, я изображаю сердечную улыбку. – Обратитесь к профессиональному юристу. Ваши средневековые договоры оспорить может любой студент.

Что, кстати, удивительно – за столько времени не составить нормальную форму договора, предусматривающую все нюансы. Может, как раз студентов в юротдел и набрали, по дешевке? Впрочем, коллег я тоже стараюсь не критиковать, во всяком случае, вслух.

Протягиваю визитку. Он морщится, вздыхает, но берет.
– Я говорю с начальством.
– Поговорите.

Улыбаюсь еще более сердечно, иду на выход. Клиент услужливо распахивает передо мной дверь, многословно благодарит, сыплет комплиментами, «В случае чего теперь – только к вам, только к вам!» Сажусь в машину, в боковом зеркале ловлю задумчивый взгляд представителя ответчика. Он кивает, по закрученным рожкам прокатывается солнечный блик. Я киваю в ответ, отъезжаю.

Надо посмотреть практику, кажется, в ближайшее время у меня будет новый клиент.

Не так-то просто в наше время законно купить душу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *